Октоберфест

  БАВАРСКИЙ ПРАЗДНИК ПИВА


Рубрика 'История Октоберфеста'

Человек, пива!


    Леонард Брадер - кельнер-инженер

    Интервью с официантом на Октоберфесте

    В понедельник 21 сентября вместе с Наташей Барч (друг газеты – www.bartsch-kosmetik.de) мы помыли шею, надели традиционное баварское платье дирндл (она с передником, я – без) и пошли на Визе. Не побывать на Октоберфесте, считая себя «коренным» мюнхенцем, это все равно что не чистить зубы по утрам. Или не принести жертвоприношение  богу Вакху, являясь владельцем виноградников. И вообще это означает не иметь ни совести, ни стыда. Год без дня на Октоберфесте – это совершенно пропащий год. Потому что явление это Октоберфест – уникальное. Оно не повторимо нигде, ни в какой стране мира, и может существовать и процветать только здесь, на маленьком вытоптанном кусочке земли под названием Визе.

    Визе – именно так называют баварцы свой праздник. Октоберфест – это для туристов и гостей. Никакой уважающий себя баварец (да и не уважающий тоже) не позволит себе спросить: «Вы идете на Октоберфест?» Это – из вопросов, на которых попадаются разведчики. Уважающий себя баварец спросит: «Вы идете на Визе»? Решив проявить немного уважения к себе и традициям, мы купили билеты на мюнхенское метро и поехали в центральном направлении в голубом  бархатном вагоне. На  собственных ножках. Потому что только сумасшедший может пытаться добраться до Визе на машине. Доехать-то он сможет, только тут же на ней и вернется назад, поскольку мест для парковки на Визе нет по определению. А все улицы и и переулки неподалеку забиты прочно, так что курицам, жарящимся на вертелах в палатках Октоберфеста – может, приходится свободнее.

    В понедельник на Октоберфесте в 10 часов утра – пусто. Там, можно сказать, тихо. Тишина эта далека от лесной идиллии с журчащими ручейками. Это – субстанция  городского шума, переливающегося сначала маленьким, а потом все большим и большим эхом. Это шум, почти шум времени, становится громче и громче, так что к 12 часам дня, когда на Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге ухает пушка, а на Мариенплац в Мюнхене бьют часы и начинается представление знаменитой Ландсхутовской свадьбы,  вы уже своего собеседника вряд ли сможете слышать. Ну, и ладно. Зачем его слышать, если вы пришли на праздник выпить хорошего пива, съесть гигантский бублик-калач-бреце и дополнить всю эту баварскую пивно-кулинарную композицию той самой курочкой, снятой с гриля.

    Добравшись аккурат к 11 часам до палатки «Шоттенхамель» и разморенные от почти летней изнуряющей жары, мы плюхнулись на свободные скамейки пивного сада. И заказали себе по масу пива. В конце концов уважающие мы себя баварки или как? Время раннее, кельнер любезный. Он тут же и принес нам прекрасный баварский натюрморт, включавший в себя курочку с воткнутыми в нее деревянными палочками, бреце, переливающиеся золотом кружки с пивом, заканчивающимся где-то на середине и продолжающимся в виде пены (цветочки – так называют недолив в баварских пивных) и целых две салфетки. Битва гурманов началась. Курочка шипит и плавится, как будто еще продолжает жариться, пиво прохладное  проливается, проникает куда-то,  отчего на сердце и душе становится хорошо. А вот на горизонте  снова официант. Он не особо занят. А мужчина ладный и представительный. Почему бы не поговорить? Поговорим?

    - Как долго Вы на Визе?

    - Вообще-то я – инженер!

    - ???????????

    - Да, инженер электронных систем летательных аппаратов (тут мы за верность названия рода деятельности не ручаемся, но то, что это очень серьезно, даже мы под влиянием пивных градусов – поняли). Мы разрабатываем системы, с которыми летают все ведущие авиакомпании мира.

    - И Аэрофлот тоже?

    - И некоторые самолеты Аэрофлота – тоже.

    - А как же вы здесь оказались?

    - У меня столько переработанных часов, что я взял две недели отпуска  и решил провести их здесь в качестве кельнера. Мне нравится общаться с людьми. Это – совсем другое, чем сидеть в бюро за компьютером. Обычно я прихожу на Визе в качестве обычного посетителя – один или в компании (могу считать себя профессиональным октоберфестовцем), а на сей раз решил сменить амплуа.

    - И как становятся кельнерами на Визе? Это что вот так просто: из инженеров – в бармены?

    - Ну, занялся я этим где-то в мае. Позвонил в отдел кадров палатки «Шоттенхаммель» и поговорил мило с начальником. Вернее, начальницей. Она пригласила меня на собеседование. И во время  встречи сказала, что я принят.

    - Вот все так просто? Позвонить? Прийти? И работа в кармане? А мы наслышаны совершенно о другом.

    - Это вообще-то непростая работа. «Кнохенджоб» (работа до ломоты в костях), как мы говорим. Сидя за компьютером, я устаю намного меньше. А вот в первый день Визе думал, что руки отвалятся. Да и километров я тут намотал, будь здоров.

    - А нескромные вопросы задавать можно?

    - Вполне.

    - Сколько вы тут зарабатываете? Существует ли какая-то почасовая оплата труда или премиальные?

    - Нам не платят нисколько (здесь, как вы понимаете, уважаемые читатели, наши брови поднялись и остались в таком высоко приподнятом состоянии). Мы покупаем сами так называемые пивные чипы (здесь он отстегнул от пояса небольшой кожаный мешочек и достал оттуда зеленый пластмассовый кругляшок). Их мы обмениваем на пиво во время заказа. Соответственно, разница между закупочной и продажной ценой и является нашим заработком. Немного другая ситуация с едой. Специальный электронный ключ  (он тоже продемонстрировался нам) при заказе вставляется в специальное гнездо у стойки. Расчет с фирмой очень прост: компьютер подсчитывает общее число заказов, и опять  вычисляется разница между ценами для «нас» и ценами для «вас». Ну, и чаевые, разумеется. В общем, недовольных нет! Владельцы палатки не должны контролировать работу сотрудников, насколько они активно обслуживают посетителей, а мы заинтересованы бегать быстро, чтобы обслужить как можно больше клиентов.

    - А вот про «побольше клиентов» можно  подробнее? В случае таких финансовых расчетов нет ли среди кельнеров войны за клиента?

    - У нас все четко разделено по «зонам влияния». Вот эти 6 столов – мои. И только в случае, если я не успеваю обслужить клиентов, а коллега простаивает, он может помочь мне с заказами. Или когда посетителей немного, я могу попросить кого-то заменить меня. А сам… А сам надеваю кожаные штаны и… в другой павильон. Как простой обычный профи-пивочерпий (-питий!) на Октоберфесте.

    - А с девушками вы тут знакомитесь?

    - А для чего еще нужен этот праздник? Конечно, здесь же все пропитано флюидами большого и малого флирта. Вопросы «Кто ты?» и «Давай познакомимся» просто висят в воздухе.

    - А знакомства имели продолжение?

    - Если две недели после октоберфеста можно считать продолжением, то да.

    - Но в этот раз Вы точно получите серьезное предложение, которое точно чем-то закончится основательным

    Мы выпили свое пиво, не доели бублик: его не осилить даже вдвоем, отдали нашему милому кельнеру грязную посуду, попрощались и пошли гулять дальше по празднику. Карусели кружились, в тире стреляли, на американских горках кричал и визжал народ. Люди целовались и братались: швейцарцы с русскими, англичане с американцами. Самый большой праздник в мире продолжался…

    Текст и фото: Инна Савватеева


      Автор Инна Савватеева in История Октоберфеста Comments Off

      Путеводитель по Мюнхену рассказывает об истории пивного праздника Октоберфест


        Перед вами текст из путеводителя по Мюнхену “Привет, Мюнхен!”

        Знаменитому пивному празднику Октоберфест в Мюнхене уже больше 200 лет!

        18-летняя принцесса Тереза Шарлотта Луиза Фредерика Амалия, третий ребенок в семье герцога саксонского Фридриха, давая согласие на брак с будущим баварским королем Людвигом I (взошел на трон в 1825 г.), не могла предположить, что  имя её войдет в историю. Приготовления к свадьбе длились много дней. Один из унтер-офицеров королевской гвардии посоветовал отметить событие конными скачками.

        Therese von Bayern

        Банкир и майор Даль Арми передал это предложение Людвигу Баварскому, заядлому всаднику. Идея тому чрезвычайно понравилась. И 17 октября 1810 г. состоялись первые конные соревнования на большом поле у самого въезда в город. Луг с тех пор стал называться в честь королевы Терезы, которая, собственно, только этим и знаменита. Если не считать того, что дала жизнь многочисленным детям (их у королевской четы было девять, двое из которых стали коронованными особами). Злые языки даже называли ее машиной по производству потомства. Она была королевой в тени, хотя ей и приходилось участвовать в ежедневной рутине по управлению государством. Именно она готовила отчеты для много путешествующего короля о состоянии дел. Она занималась делами детей, в том числе и сердечными. Из-за нее не породнились Россия и Бавария. Царь Николай I хотел выдать замуж дочь Ольгу за Максимилиана, одного из сыновей Людвига и Терезы. Однако Тереза выслушала аргументы сына — Макс был равнодушен к российской принцессе — и сочла их убедительными. Устраивая судьбу другого сына — Отто, будущего короля Греции, она объехала немало стран в поисках подходящей партии.
        Ludwig_und TEresa

        Королеве Терезе Мюнхен обязан возникновением первого фонда «В защиту детей». Благодаря своему высокому статусу, он достаточно быстро привлек к себе богатых инвесторов. Если бы сейчас найти таких для издания путеводителя по Мюнхену! Так что Терезу вскоре стали называть матерью Терезой. И если бы не ее смерть от холеры в 1854 г., скорее всего список добрых дел был бы значительно шире. А Людвиг I, похоронив супругу, через два дня пустился в очередное путешествие.
        Первая годовщина свадьбы венценосной четы отмечалась на том же поле, теперь уже имени королевы Терезы. Организатором праздника стало тогдашнее «Сельскохозяйственное общество Баварии», которое воспользовалось моментом, чтобы продемонстрировать достижения в этой области. А дальше год за годом октябрьский праздник повторялся, пока официально в 1819 г. не было принято решение, что он станет ежегодным. Одним из самых грандиозных стал Октоберфест 1850 г. Поле Терезы получило свой символ: здесь была водружена колоссальная статуя Баварии работы скульптора Шванталера, в честь которого позже назовут улицу неподалеку. Статуя эта уникальна: фигура не составлена из отдельных частей, а вылита по единой форме.
        Октоберфест сначала выглядел не так, как сегодня. Например, на нем не продавали пиво или жареных цыплят. Первая будка по продаже кур-гриль была открыта только в 1841 г. Также обстояло дело и с пивом. Многочисленные и тогда пивоварни имели лишь свои скромные «представительства» на лугу. На поле царил хаос. Возле каждой импровизированной будки проходили различные мероприятия: кто-то взбирался на спор на деревья, кто-то скакал на лошадях. Лишь в конце XIX в. продажа пива была отрегулирована, на свет появились аналоги современных огромных павильонов. В 1880 г. на лугу стало светло — в город пришло электричество. 400 будок и палаток были залиты новым необычно ярким светом: впервые состоялась длинная ночь Октоберфеста. А первый стеклянный масс, каким его знает современный любитель, появился на празднике лишь в 1829 г. Но и до сих пор есть фанаты попить пиво из керамических кружек.
        Традиционное шествие пивоваров возникло, в общем, случайно. В первые годы Октоберфеста город Мюнхен был невелик, и пивоварни должны были выезжать «за город». Эти процессии со временем стали организованными и положили начало замечательной традиции. Относительно новым является обычай открытия праздника мюнхенским обербургомистром. Уже после окончания Второй мировой войны в 1950 г. Томас Виммер, глава городской администрации, впервые в 1200 открыл бочку с пивом, произнеся знаменитую фразу «O’zapft is’!» (O, цапфт ис! —  пробка пошла!) С тех пор все городские бургомистры имеют возможность продемонстрировать свое умение одним ударом (ну, в худшем случае, двумя!)  вбить кран в бочку с пивом.
        1980 г. был омрачен печальными событиями: во время теракта на Терезиенвизе погибли 13 человек, свыше 200 были ранены.
        С 1810 г. по 1945 г. по причине войн и эпидемий праздник не состоялся 24 раза. В 1813 г. Бавария боролась с Наполеоном, в 1854 г. — с холерой (именно тогда умерла и зачинательница Октоберфеста Тереза). В 1866, 1870, 1873, 1914–1918 гг. —  военные действия. После Первой мировой войны проходил «маленький» осенний праздник — отмечать особенно было нечего. Причиной отмены Октоберфеста в 1923–1924 гг. стала гиперинфляция. С 1939 по 1945 гг. — Вторая мировая война.  В первые послевоенные годы на лугу Терезы проходили небольшие осенние праздники.
        Сегодня это — событие поистине европейского, если не мирового масштаба. Кто не был на Октоберфесте, тот не знает баварскую душу. Примерно так с гордостью говорят о своем празднике старожилы. И мы там были, пиво пили, по усам текло и в рот кое-что попало. И вам советуем.

        Инна Савватеева — кандидат искусствоведения, автор путеводителя по Мюнхену “Привет, Мюнхен!


          Автор Инна Савватеева in История Октоберфеста Comments Off